Виктор Тимонов: «Идеально, когда города формируются без участия градостроителей»

Опуликовано в: Мнение эксперта
463
Виктор Тимонов

О программе развития застроенных территорий, будущем частного сектора, архитектурном стиле Новосибирска и задачах, которые собирается решать, рассказал главный архитектор Новосибирска Виктор Тимонов.

Виктор Александрович, как вы в качестве главного архитектора города определяете градостроительную политику?

Что касается градостроительной политики, то в моем понимании – это ситуация, в которой формируются города вообще без участия архитекторов. Как это ни странно звучит. Есть три сферы влияния на формирование градостроительной политики – власть, бизнес и сообщество. Например, когда вводятся предельные параметры, застройщики говорят: «Зачем нужно столько парковок? Это нерентабельно». Но нужны и парковки, и власть вместе с городским сообществом будут этого добиваться. Уже сегодня мест для парковки не хватает, а когда экономическая ситуация выровняется, количество автомобилей еще увеличится, и если мы к этому не будем готовы, то крупные города просто захлебнутся в автомобильном трафике.

Конечно, идеальная ситуация, когда между тремя этими сферами влияния на градполитику есть консенсус, и только в случае его отсутствия приглашаются архитекторы и градостроители, которые начинают искать варианты разрешения конфликтов интересов при застройке города.

Один из таких болевых вопросов, как точечная застройка…

В последние годы на эту тему много сказано и много написано. И чаще всего тон негативный, некий укол в сторону градостроителей, что опять происходит точечная застройка. Напомню, что мэр Новосибирска точечную застройку запретил. Но как бы мы ни относились к этому явлению, город в своем развитии будет проходить этап появления нового строительства в существующей застройке. В Новосибирске – по программе развития застроенных территорий. Например, в Ленинском районе есть двухэтажные бараки, которые нужно сносить, и мы будем это делать, а освободившуюся территорию застраивать.

Конечно, подлежащие сносу дома есть не только в Ленинском районе, но и в Дзержинском, Заельцовском, даже Железнодорожном. Для градостроителей такие территории – резерв, как и частный сектор. Безусловно, не весь. Например, на Южно-Чемском жилмассиве это территория Малого Кривощеково, есть очень неплохая регулярная застройка и очень неплохие дома. Причем люди покупают участки с ветхими домами, сносят и строят самостоятельно жилье. Поэтому при разработке проекта планировки этой территории мы частный жилой фонд там сохранили. И такие места в городе останутся, но по большей части малоэтажная частная застройка все-таки уступит место современному жилью.

Уверен, что, как и во многих европейских городах, пригороды и периферийные районы Новосибирска будут застраиваться малоэтажным жильем, даже те участки, которые ранее были выделены садоводам. В последние годы я наблюдаю, что стоит только построить дорогу, гарантировав надежную транспортную связь с городом, как на территории активизируется строительство.

Мешает ли частный сектор развитию города?

Частный сектор развитию города не мешает, это резерв территорий. Садоводческих участков на территории города также колоссальное количество. Для понимания: их площадь примерно равна площади многоэтажной застройки и промышленных зон. Конечно, на территории садоводческих товариществ точечной застройки не предусматривается, но большинство из них по Генеральному плану должны исчезнуть. По этим участкам пролягут скоростные и городские магистрали. Например, часто в СМИ пишут, что Бугринский мост не эффективен. Но напомню, что проект предусматривал помимо мостового перехода также строительство развязок на обоих берегах, со сносом частного сектора и строений в садоводческих товариществах. Сделать это можно только по решению суда, таков порядок. В пойме реки Плющихи тысячи садовых участков попадают под автомагистраль, которая соединиться с Восточным объездом, на левом берегу пройдет в пойме реки Тулы и выйдет на Ордынское кольцо.

Считаю, что это роскошь – иметь в центре города садовый участок. Думаю, что нам не придется никого насильно сносить. Налоговая политика будет выстроена таким образом, что совершенно невыгодно и нерентабельно будет содержать четыре сотки в центре города, платить высокие налоги. Город должен вычистить створ Оби, убрать эти сады и проложить там дорогу, потому что Новосибирск иначе не сможет дальше развиваться.

Какова судьба ул. Богдана Хмельницкого?

Тема острая. Нам пришло более 200 обращений по поводу этой улицы, в том числе из аппарата полпреда президента РФ в СФО. Конечно, то, что там проехали трактором, – это безобразие, согласен абсолютно со всеми. В клубе «Отдых» у всех юность, молодость прошла. В свое время с Алексеем Беспаликовым провели там два международных турнира по бильярду, съезжались люди, устанавливали столы. Зал был утилитарно очень удобен, там можно было и балы проводить, и спортивные соревнования, но с точки зрения архитектуры – ноль, там вообще не о чем говорить.

Что касается Дома спорта, то никогда он ни в одном реестре памятников не числился, туда ребятишки ходили с малого возраста, занимались и боксом, и тяжелой атлетикой, и гимнастикой, и танцами. В последние годы там проводились выставки собак, кошек. Здание значительно обветшало, сгнили полы и часть перекрытий, поскольку инвестор совершенно за последние десять лет в ремонт не вкладывался, думаю, что он делал это сознательно, подводил здание под гильотину.

Сейчас техзадание на проект спорткомплекса собственнику участка подписано, Анна Терешкова его завизировала, и оно ушло к проектировщикам – в СИАСК. Здесь будет построено современное здание Дома спорта. На президиуме Градсовета мы смотрели его эскизные проработки, предпочтение отдали варианту, размещенному не в глубине квартала, как он стоял ранее, а ближе к ЛДС, чтобы сформировать единую спортивную зону с бассейном и Ледовым дворцом. При межевании земельного участка мы можем вырезать эту территорию и построить Дом спорта. Шаги навстречу митингующим и инвесторам уже сделаны.

По «Отдыху»: металлическая конструкция сварная, и разобрать ее просто, и поскольку было принято такое решение, никто инвестору не смог помешать, даже самые высокие руководители в городе.

Моя позиция в следующем: будем сносить здания, представляющие угрозу безопасности людей.

Сохранится ли лицо этой улицы?

Лицо улицы уничтожают не архитекторы, а сами жители, как это не прискорбно. Мне очень нравится сквер с фонтаном за Дворцом культуры им. Горького на ул. Богдана Хмельницкого. Это прекрасное место. Но никто в это не вкладывает. У мэрии сейчас нет денег на ремонт ДК, а оно ветшает. И из великолепного скверика получилась запущенная территория, с которой надо что-то делать. И будем делать. И с районной администрацией уже договорились, и люди, живущие в соседних домах, нас поддерживают.

Но я категорически не согласен, что в Новосибирске это единственная знаковая улица. Например, Центр охраны историко-культурного наследия составил перечень улиц с интересной архитектурой. Есть в этом перечне и знаменитая Расточка – ул. Мира. Здесь трехэтажная квартальная застройка, которая ничуть не хуже, чем на ул. Богдана Хмельницкого, но капитальность домов ниже. И, думаю, их судьба предопределена. Предварительно строительная компания делает проект, выбирает площадку для пилотного дома, с тем, чтобы сносить постепенно и расселять людей в новые дома. Но район потеряет свое лицо, двух- и трехэтажные домики с деревянными перекрытиями и лестницами уйдут в небытие.

Насколько, на ваш взгляд, важна архитектурная составляющая проектов. Особенносейчас, в период кризиса?

Риелторы говорят, что архитектура на цену квадратного метра не влияет. При покупке квартиры потенциальный собственник смотрит, прежде всего, на планировку квартиры, вид из окна, на наличие инфраструктуры, зеленых насаждений, парковочных мест, затем на транспортную схему и только потом уже на шестом-седьмом месте – на фасад здания. И это можно понять, многие уходят на работу – еще темно, возвращаются – уже темно. Поэтому фасад красный, синий, зеленый или сайдингом обшит – это уже вопрос десятый. Важно только первое впечатление от дома – позитивное или негативное.

Но для меня это было неприятным открытием. Может быть, действительно мы зря копья ломаем, что дома должны быть красивыми, а, оказывается, жителям не очень-то и надо. Но с другой стороны, когда люди смотрят на город и говорят, что он серый и неказистый, это тоже нехорошо. Радует, что есть сдвиг в положительную сторону. Строительные компании, вкладывающие много средств в благоустройство, подъезды и парковки, сегодня чувствуют себя гораздо уверенней. Конечно это крупные компании, у которых есть возможность это делать, не повышая цену. Кстати, эксперты считают, что в Новосибирске в ближайшие несколько лет количество строительных компаний сократится примерно на треть за счет ухода с рынка более мелких застройщиков. И это нормальный рыночный процесс. Но условия комфортного проживания, чего должны добиваться градостроители, не могут быть обеспечены только на стадии проектирования, важно поддерживать их и в период эксплуатации. И сегодня в городе уже есть профессиональные УК. Особенно мне нравится, когда эксплуатацией занята УК, которая является подразделением застройщика.

Но пока массовая застройка остается неким архитектурным фастфудом. Каждый временной период в государстве оставляет след, это как летопись, но в камне и бетоне. Советский период, например, – это знаменитые хрущевские дома, они еще долго будут присутствовать в облике города.

В нынешний период экономического спада люди чаще покупают студии, но не от того, что они в них жить хотят, а просто на большие квартиры нет денег. Но мне студии категорически не нравятся, потому что на этаже по 50 квартир, а лифт один не работает. На 20-м этаже по утрам представляете что делается? Ужасно. Жить в таких домах некомфортно, но их продолжают строить. Причин несколько. В период экономического спада инвестор боится вкладываться – раз, закон № 41-ФЗ позволяет привлекать для проектирования более дешевых, а значит, менее квалифицированных архитекторов – два.

Однако люди поняли, что семьи растут и жить в таких квартирах некомфортно, спрос на них сократился. И сейчас некоторые застройщики из двух студий начинают делать одну квартиру с двумя санузлами. Уже хорошо. Но в целом наш коротенький период экономического спада будет охарактеризован архитектурой фастфуда.

Есть ли в городе объекты, которыми можно гордиться?

За последние годы на различных международных и российских конкурсах были отмечены несколько новосибирских объектов. Думаю, в перспективе еще такие объекты будут появляться.

Например, мне не нравится, как выкрасили аквапарк, но когда заходишь внутрь – видишь современнейшие интерьеры, и как будто не в Новосибирске находишься. Действительно, создана очень комфортная среда для отдыха. Можно смело утверждать, что в Новосибирске появился хороший объект. То же можно сказать и о дельфинарии. А массовая застройка – фастфуд.

Какой объект можно назвать символом города?

Здесь мы отстаем от других городов. Оперный театр, безусловно, жемчужина. Все, кто приезжают к нам из Сибирского федерального округа, в шоке, когда видят наш театр. Далеко за Уралом, в глубинке, и вдруг такое учреждение. Тем более удивляются гости города, когда им рассказывают, в какой период здание было построено, и что во время войны театр эксплуатировался как склад общекультурных ценностей.

У нас есть несколько художественных, архитектурно-художественных, общественных советов, которые находятся в поисках символа города. Мне, честно говоря, некогда об этом думать, я человек бумажный. Сижу с утра до вечера с проектами. Но, думаю, будет объявлен конкурс, и каждый разработчик расскажет, почему именно такой видит символ. Будут предложены варианты, будем рассматривать.

Но я бы пошел дальше. Например, москвичи сделали классную вещь. Они дали новую жизнь старым фабричным стенам – «Трехгорной мануфактуре». У нас в Новосибирске тоже есть такие места, например, Речной порт. Там такие классные есть ангары. Пока не удается убедить убрать оттуда китайские товары; инвесторы с собственником ведут переговоры, чтобы сделать там музей города, выставочные молодежные центры, что-то типа клуба «Отдых».

Москвичи на каждый город Московской области разработали брендбуки. Мы также думаем о своем брендбуке, некоем наборе современных стандартов формирования красивой и комфортной городской среды, и что-то подобное сделаем.

Но в целом у нас город не очень благоустроен. Этого никак не удается достичь. Есть какие-то короткие временные отрезки летом, когда город весь зеленый, улицы чистые, и он выглядит более-менее симпатично. Но это короткий период. Все остальное время мы либо боремся со снегом, либо грязновато немножко. Владимир Городецкий как-то сказал такую фразу в отношении одного из зданий, она меня зацепила: «Хоть бедненько, но чистенько». Если бы нам удалось хоть немного город вычистить, отмыть витрины, фасады, рекламу отодрать – создать визуальный комфорт.

Реклама для меня больная тема. Я уверен, что реклама на фасадах свое функциональное назначение не выполняет, сейчас основные каналы – это телевидение и различные гаджеты, а вывески уже никто не читает. А мы весь город испоганили ветхозаветной рекламой. Говорят, что бюджет такие бешеные деньги получает от этой рекламы. Не согласен. С 3/4 рекламы город ничего не имеет. Это и есть наше лицо – реклама, грязь, немытые витрины. Будем чистить.

Если говорить о перспективах, то хотелось бы затронуть две темы: зеленые зоны и автостанции на въездах в Новосибирск.

Что касается зеленых зон, то в Новосибирске разрабатывается целая программа, и в скором времени будет создано специальное управление, которое будет заниматься только зеленым строительством. У нее будет финансирование, и план. И каждый год оно будет отчитываться перед мэром. Это здорово, давно надо было это сделать. А пока у нас и набережная брошенная, нужно ею серьезно заниматься, и Центральный парк, и много мест, где нужно что-то делать. Например, мы держим территорию под сквер рядом с «Ройял Парком».

Что касается автовокзала, то позорище, которое мы имеем на Красном проспекте, я комментировать не буду. Принято решение сделать несколько автовокзалов, поскольку площадь города колоссальная и пригородный транспорт вынужден входить в этот трафик и создавать неудобства для пассажиров.

Впереди идет проект на ГБШ, где есть инвестор. Уже было представлено несколько вариантов проекта, но все были пока отклонены из-за непроработанной пешеходно-транспортной схемы. Поскольку там будет перехватывающая парковка, автовокзал, конечная станция метро и скоростного трамвая, много точек пересадки, нужно сделать так, чтобы транспорт и пешеходы в одном уровне не пересекались.

На ГБШ прорабатывается в том числе скоростной трамвай, чтобы вывозить людей с ул. Татьяны Снежиной. Линия будет проходить от существующего «барахольного» кольца вниз вдоль наземной теплотрассы. В планах и строительство линий метро. Думаю, до конца года покажем вокзал на ГБШ: и на публичных слушаниях, и разместим на сайте. Вопросов по архитектуре у меня пока очень много. Это пилотный проект, мне хочется, чтобы он скорее появился.

Инвестор рвется в бой и уже нацеливается на следующий автовокзал – на южном направлении, в сторону Бердска и Искитима. В настоящее время выбираем под него площадку на пересечении Бердского шоссе с Южным объездом.

Владимир Фефелов сделал неплохой проект автовокзала в западном направлении – в районе Хилокского рынка. По проекту были замечания, и автор забрал его на доработку. Проект красивый, скорее всего, он будет представлен в следующем году. Но инвестора пока здесь нет.

Дата публикации:

Вторник, 20 декабря 2016

Об авторе:

Виктор Тимонов
Виктор Тимонов

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.