Потребитель-террорист

Пожилая посетительница отсудила у «Макдональдса» $2 млн за слишком горячий кофе. Вот классический пример потребительского терроризма. Случаи, подобные делу «Макдональдса», породили на свет множество нелепых, на первый взгляд, инструкций и предостережений, прилагаемых к товарам. На расческе может быть написано: «Не прислонять к глазам! Можно повредить роговицу». Фирменные часы не рекомендуют кипятить, стиральные машины убедительно просят не подносить к ушам, к занятиям на тренажерах требуют «не допускать животных». Надпись на крышке стаканчика или на упаковке с пирожком «Осторожно, содержимое может быть горячим» уже никого не удивляет. Такими способами бизнес пытается защититься от потребителей-террористов. Однако изворотливые умы находят новые лазейки.

Потребитель-террорист

Иногда люди специально провоцируют бизнесменов на различные нарушения договора и закона «О защите прав потребителей». Простой пример из российской действительности: клиентка заключила с дизайн-студией договор на оформление окон. Все было готово вовремя, о чем администратор известил заказчицу. Однако клиентка вдруг перестала выходить на связь и явилась в студию спустя месяц, чтобы заявить: фирма не выполнила договор в установленный срок, поэтому она намерена добиваться взыскания штрафа или предоставления ей значительной скидки. Кроме того, покупательница потребовала компенсировать ей моральный ущерб. В подкрепление своих аргументов женщина представила медицинскую справку, где было сказано, что из-за отсутствия на окнах жалюзи, которые вовремя не изготовили в салоне, у дамы ухудшилось зрение. Директор компании замяла конфликт и предоставила клиентке солидную скидку, в ответ женщина отказалась от остальных требований.

Подобный случай, правда, с печальным исходом, произошел с фирмой, занимающейся ремонтом офисов и квартир. Дорогостоящий ремонт производился под контролем хозяина квартиры, работы завершили в срок, но часть суммы за предоставление услуг еще не была выплачена. Накануне подписания акта приема-сдачи клиент вдруг исчез, объясняя невозможность своего пребывания на объекте командировками, презентациями и т.д. В итоге этот документ по просьбе заказчика подписала его жена, а спустя пару месяцев владельцу фирмы пришло официальное письмо с повесткой в суд. Иск был подан хозяином квартиры, который утверждал, что ремонт был произведен с технологическими нарушениями. При этом подпись жены на акте приема-сдачи выполненных работ, по его мнению, законной силы не имеет, поскольку договор заключала не супруга. В качестве возмещения ущерба истец потребовал сумму, в три раза превышающую стоимость ремонта. Дело дошло до суда. Пока тянулись судебные разбирательства (с арестом счетов и отзывом лицензии), предпринимателю пришлось зарегистрировать новую фирму.

В больших городах даже сложилась прослойка так называемых профессиональных клиентов-террористов, которые, заручившись поддержкой опытных юристов, строят полноценный бизнес на злоупотреблении потребительскими правами.

Несколько лет жертвами потребительского экстремизма все чаще становились застройщики. До 2016 года дисциплина ввода жилья была достаточно высокой, поэтому деятельность жилищных террористов распространялась на поиск и выявление недостатков качества квартиры. С 1 января 2017 года по инициативе национального объединения застройщиков жилья были внесены изменения в законодательство, перекрывающие схемы потребительского терроризма на недостатках качества квартиры. Это обязательный досудебный порядок урегулирования спора, невозможность взыскания неустойки, если дольщик умышленно затягивает приемку квартиры, расчет процента неустойки от стоимости ремонта, а не от стоимости квартиры, а также появление института инструкции по эксплуатации квартиры.

Однако в последнее время произошло резкое ухудшение ситуации с соблюдением сроков ввода жилья застройщиками. По данным портала «Единый реестр застройщиков», в 2016 году в запланированные сроки ввода всех домов уложились только 45 % застройщиков. В 2017 году картина еще печальнее. Из 100 крупнейших застройщиков России только 21 в 2016–2017 годах обеспечили своевременный ввод всех построенных домов.

Экономические сложности страны, которые привели к снижению соблюдения дисциплины ввода жилья, создали почву для развития нового направления потребительского терроризма в долевом строительстве – взыскание с застройщиков крупных сумм за несвоевременную передачу квартиры.

Формула расчета неустойки, если дольщик – физическое лицо:

Н = ЦД х 1/300СР х КДП х 2, где:
Н – неустойка
ЦД – цена договора участия в долевом строительстве
СР – ставка рефинансирования (число СР в процентах следует перевести в дробное число путем деления на 100)
КДП – количество дней просрочки

Причем потребительский терроризм в долевом строительстве характеризуется наличием специализированных организаций, деятельность которых заключается в систематическом и профессиональном провоцировании дольщиков на взыскание с застройщиков неустоек и штрафов после передачи дольщику квартиры. Целью такой деятельности является не восстановление нарушенных прав, а обогащение за счет средств застройщика.

Одна из новых схем такого явления реализуется путем уступки прав требований неустойки. Юридические лица или индивидуальные предприниматели выкупают у дольщиков права требования неустойки (штрафа), возникшего в связи с нарушением должником – застройщиком своих обязательств, путем заключения договора уступки.

При рассмотрении таких дел суды, как правило, взыскивают с застройщика крупные суммы в пользу юридической компании или ИП, обеспечивая им сверхприбыль.

Но один крупный московский застройщик нашел способ борьбы с потребительским терроризмом. Индивидуальный предприниматель обратился в суд с иском к застройщику о взыскании неустойки почти в 3 млн руб. Застройщик нарушил сроки передачи объекта долевого строительства перед дольщиком. Просрочка составила 1 год и 10 месяцев. Дольщик уступил ИП свое право требования штрафных санкций, направив застройщику уведомление о состоявшейся уступке права требования с приложением договора цессии. Следом в адрес девелоперской компании была направлена претензия с требованием о погашении суммы долга. Застройщик в ответ промолчал. Суд решил, что требования взыскания неустойки должны быть удовлетворены в полном объеме.

Застройщик в свою очередь тоже обратился в суд с требованием о признании договора уступки заключенного между ИП и дольщиком недействительным. Как следует из материалов дела, суд общей юрисдикции установил, что между дольщиком и застройщиком был заключен договор участия в долевом строительстве. Спорная квартира передана дольщику, право на нее зарегистрировано. Квартира передана дольщику с нарушением установленного договором срока передачи. Затем состоялась передача прав требований неустойки дольщиком индивидуальному предпринимателю.

Однако при заключении спорного договора цессии стороны не учли условия основного договора – договора участия в долевом строительстве. В договоре участия в долевом строительстве предусмотрен исключительный запрет на уступку прав требований по неустойке и иным штрафным санкциям. Для совершения такой сделки требуется получить предварительное письменное согласие застройщика и банка. Исходя из этого, заявленные застройщиком требования судом удовлетворены, договор уступки признан недействительным. Как указал суд общей юрисдикции, уступка прав требований, вытекающих из договора участия в долевом строительстве, должна совершаться в порядке, установленном ГК РФ. Для перехода к другому лицу прав кредитора (дольщика) не требуется согласие должника (застройщика), если иное не предусмотрено законом или договором. Договором участия в долевом строительстве предусмотрен прямой запрет уступки неустойки.

Между тем суперкомпенсации за просрочку сдачи дома привели к банкротству не одного застройщика. По подсчетам аналитиков, в зоне риска разорения по этой причине сегодня находятся до 30 % новосибирских компаний, работающих на рынке долевого строительства.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Важное