Михаил Абызов: «Необходимо радикально сократить неэффективную административную нагрузку на бизнес»

О реформировании системы государственного контроля и надзора рассказал глава правительственной подкомиссии по совершенствованию контрольных (надзорных) и разрешительных функций, министр по вопросам «Открытого правительства» Михаил Абызов.

Михаил Абызов: «Необходимо радикально сократить неэффективную административную нагрузку на бизнес»

В своих интервью вы всегда крайне осторожно называете преобразование государственного контроля и надзора словом «реформа», вы считаете, что оно неуместно в данном контексте?

Год назад мы обсуждали список тех проектов, которые будут иметь характер приоритетных, утверждаются президентом, и реализацию которых осуществляет правительство. Было много обсуждений на предмет того, называть ли нашу работу по преобразованиям контрольно-надзорной деятельности реформой. Потому что и отношение к реформам, и коннотация самого понятия не всегда имеют позитивный оттенок. Но когда мы представили предложения и направления, по которым планируем изменять государственный контроль и надзор, президент принял решение, что необходима эта полномасштабная реформа. Нужно браться за этот тяжелый снаряд и вместе реализовывать задачи, которые реформа сегодня перед нами ставит.

В чем заключается главная задача этих преобразований?

Самой главной задачей преобразования государственного контроля и надзора являются не просто какие-то улучшения, а действительно глобальные, глубокие изменения. Их целью является, в первую очередь, безопасность жизни и здоровья граждан.

В нашей стране картина сегодня не благоприятная?

Когда мы готовили задачи и определяли параметры этой реформы, то сравнили показатели по смертности, травматизму, заболеваниям по видам рисков, которые контролирует государство в Российской Федерации с лучшими международными практиками. У нас по рискам, которые контролирует государство, ежегодно погибает до 85 тыс. человек, а ориентиром является 40–45 тыс. человек. Конечно, сейчас эти цифры выглядят как статистика, а каждая человеческая жизнь бесценна, и смертельный случай – это трагедия для семьи. Но вдумайтесь в эту цифру: 85 тыс. и 45 тыс. Это резерв эффективности за счет повышения качества государственного контроля и надзора, который необходимо реализовать. И задачи реформы предполагают к 2024 году сократить смертность по рискам, которые контролирует государство, в два раза. Это совокупно за годы реализации преобразований – 180 тыс. человеческих жизней. Масштаб огромный.

Какие еще задачи, кроме сохранения жизни граждан, ставит перед контролирующими органами данная реформа?

Необходимо радикально сократить неэффективную административную нагрузку на бизнес. Причем сократить ее в два раза к 2024 году за счет внедрения умных элементов государственного контроля и надзора. Эти две задачи находятся зачастую в противоречии. Потому что, для того чтобы обеспечить большую безопасность, нам нужно усиливать контроль, а для того чтобы снижать административную нагрузку, надо его ослаблять или изменять. Я думаю, что восемь направлений, которые составляют основные элементы проекта по реформе, смогли объединить эти противоположные задачи и предложить инструменты, которые в целом позволяют найти баланс между их выполнением. Напомню, что это за направления: внедрение рискориентированного подхода, систематизация, сокращение и актуализация обязательных требований, внедрение системы профилактики нарушений, автоматизация контрольно-надзорной деятельности, внедрение системы оценки результатов контрольно-надзорной деятельности, снижение уровня коррупционных проявлений, развитие кадрового потенциала, повышение качества реализации контрольно-надзорных полномочий на региональном и местном уровнях.

Процесс реформирования проходил в течение всего 2017 года. Как его воспринимают в стране?

Центр стратегический разработок Алексея Кудрина в рамках подготовки программы по стратегии РФ большой раздел посвятил реформе контроля и надзора. Они провели социологическое исследование среди граждан относительно того, как люди воспринимают государственный контроль и надзор и что от него ждут. Было опрошено 1,8 тыс. человек. Цифры для нас неутешительные. 80 % опрошенных считают, что государственный контроль необходимо усилить, 75 % – что сегодня деятельность государственного контроля и надзора не в достаточной степени гарантирует их безопасность, жизнь, здоровье и экономические интересы. Еще 65 % – что необходимо увеличить санкции к недобросовестным предпринимателям за нарушения соответствующих государственных требований.

Мы проводим большие социологические исследования бизнеса, в результате которых выясняется, что бизнес-сообщество считает государственный контроль избыточным, отчетность, представляющаяся по линии госнадзора, отнимает много времени.

Санкции, которые накладываются, непосильны для многих предприятий, они не в состоянии их выполнить и должны закрываться. Бизнес говорит: в результате приходится, в том числе, уходить в тень. Вот две совсем противоположные точки зрения на один и тот же вопрос: каким должен быть государственный контроль и надзор.

На ваш взгляд, возможно ли найти компромисс между этими точками зрения?

Я хочу, чтобы мы все, работая по данному направлению, хорошо слышали и понимали друг друга. Государственные органы находятся посередине интереса бизнеса и человека. Ежедневная задача их работы – нахождение правильного баланса, который может быть достигнут через глобальные преобразования, переход на систему умного контроля. Следует отметить, что за год реализации проекта, уже есть результаты, которые можно предъявить. Смертность по четырем основным видам надзора за 10 месяцев снизилась почти на 2 тыс. человек, в сравнении с параметрами прошлого года. Количество плановых и внеплановых проверок бизнеса в 2017 году сократилось на 15 %, а план, который мы согласовали по проверкам с органами прокуратуры на 2018 год, сократился относительно плана 2017 года на 10 %. В целом параметры верхнего уровня показывают очевидные положительные тенденции.

Количество плановых и внеплановых проверок бизнеса в 2017 году сократилось на 15 %...

Одной из задач реформы является внедрение рискориентированного подхода. Как оно осуществляется?

Рискориентированный подход предполагает распределение всех поднадзорных объектов по группам риска. Соответствующее ранжирование на основании объективных индикаторов и показателей обсуждается на федеральном уровне с участием всех деловых объединений. Мы не приняли ни одного распределения по категориям риска без положительного заключения общественного-делового совета, в котором созданы 19 рабочих групп – «Деловая Россия», «Опора», институты омбудсменов и др. Я считаю, что мы нашли компромисс. Эту же работу по своим видам надзора должны сделать региональный надзор и муниципальный. Но в Новосибирской области ее провело только ведомство природного надзора. Это означает, что в 2018 году все остальные региональные государственные надзоры Новосибирской области еще не смогут применить рискориентированный подход и будут работать по старинке. Это плохо. Данную работу в регионе необходимо усиливать.

В чем заключается переход на новую модель взаимодействия надзорных органов и поднадзорных субъектов?

Основной данного взаимодействия должна стать партнерская модель. От депрессивной модели, где мы говорим, сколько нужно собрать штрафов и какое количество проверок провести, к модели партнерской. Ее основа – профилактика. Наша задача – не найти нарушение, а предотвратить его.

Мощность нашего инспекторского персонала в целом обеспечивает 5–7 % охвата надзорными мероприятиями поднадзорных субъектов в год. То есть инспектор может дойти до 5–7 предприятий в год из всей группы поднадзорных субъектов. Таким образом, к некоторым предприятиям могут приходить раз в 20 лет. Ногами мы ничего не сделаем! И через 15 лет ногами такой формы контроля уже не будет. Сейчас появляются новые технологии: информатизация, личные кабинеты, дистанционные системы измерения, потоковая информация, видеоконтент, который можно получать от поднадзорных субъектов. Если мы хотим к этому прийти, то нужно начинать эту работу уже сегодня. Информатизация должна стать одним из основных направлений. К сожалению, для этого необходимо и дополнительное финансирование. Хотя есть и положительные примеры. Например, ФНС реализовала действительно мощный проект. Мы подготовили и реализуем совместно с регионами облачные решения для государственных органов по информатизации. Но самое главное, что предприниматель должен у себя в мобильном устройстве получить всю необходимую базу взаимодействия с надзорными органами. Если мы сможем к этому прийти, предпринимателю станет более понятно, что мы от него требуем, в виде электронных чек-листов, которые сейчас внедряются. И надзору, инспектору станет лучше и удобнее работать.

Что такое чек-листы?

В 2017 году мы обязали надзорные ведомства составить так называемые чек-листы по основным видам надзора. По сути, это перечень обязательных требований, которые инспектор должен проверить в ходе надзорного мероприятия. Следует отметить, что вся эта работа была очень непростой. Мы начали с того, что обязали за 2017 год просто опубликовать перечень нормативно-правовых актов, которые устанавливают обязательные требования. Теперь необходимо ежемесячно их просматривать и раз в квартал отсеивать лишнее.

Какое из направлений реформы является самым сложным?

Самым проблемным направлением реформы остается вопрос по пересмотру требований, поскольку их более 2 млн на федеральном уровне, они регулируют 190 видов государственного контроля и надзора, который осуществляют 44 федеральных ведомства. Это огромная машина, в ней работает 300 тыс. человек. Изменить даже один СНИП или СанПин – это огромная работа по нормотворчеству. Но мы к ней приступили. Предприниматели подготовили более 400 предложений по пересмотру требований, которые лежали на поверхности и наболели, мы согласовали изменения по 110 из них, по остальным ведется работа. Сложно рассчитывать на то, что она может быть сделана силами исключительно надзорных ведомств. Это вопрос и к предпринимателям, они должны нам указать, какие из требований считают устаревшими, неисполнимыми, необоснованными или противоречивыми. Разумеется, мы будем выполнять работу по своей повестке, но уже учитывая предложения предпринимателей. Это потребует длительного времени.

Когда будет принят новый закон о государственном контроле?

Наработки, полученные за первый год реформы, мы упаковали в проект нового закона о государственном муниципальном контроле, который дает новые инструменты контроля и надзора, в то же время он обеспечивает и защиту предпринимателей. В начале декабря он был рассмотрен и одобрен Правительством РФ. Сейчас законопроект передан для рассмотрения в Госдуму. Мы рассчитываем принять новый закон о государственном контроле и надзоре в течение первого полугодия 2018 года.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Важное

© 2017 www.vseon.com