Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота

Современная архитектура сегодня более динамична и многолика, чем когда-либо. Влияние различных культур дает архитекторам новые идеи, позволяя использовать все многообразие национальных традиций и связанных с ними архитектурных решений. Реализуя возможности, заложенные в новых конструкционных материалах и методах возведения зданий, архитектурные объекты шаг за шагом поднимают «планку» технологической высоты все выше. И Новосибирск, вопреки мнению многих горожан, не только не отстает от последних мировых тенденций, но даже в какой-то мере является городом, где претворяются в жизнь самые смелые архитектурные идеи.

Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота
Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота Архитектура - это триединая формула: прочность, польза и красота

Тенденции

По мнению Игоря Платонова, директора ООО «Модулор», современная архитектура в настоящее время и в ближайшие 5–10 лет разделится на две ветви: «коммерческую городскую» и «архитектуру жилья». Первая все более и более будет уходить в мега-проекты, с максимальным уклоном в футурологию с использованием новейших материалов, способов энергосбережения, электроники и всего того, что называется «высокие технологии» и «умные здания». «Архитектура жилья» – так или иначе спальные районы будут все более и более отдалятся от мест работы, либо сама работа будет привноситься в селитебную территорию, а там, в свою очередь, будет преобладать архитектура возврата к тому, что называется «масштаб человека». Ни для кого не секрет, что современный человек до такой степени устал находиться в среде высокотехнологичного «комфорта» и «вакуума городской толпы», что его все более и более тянет к простому жилью, в среде, масштабной человеку, то есть комфортной для него. Это в свою очередь будет подразумевать под собой возврат к малоэтажной застройке не более трех-пяти этажей, а в более дорогой элитной части не более двух этажей в виде закрытого «микромира» в модели – комплекс усадьб, закрытый двор, мини-квартал или малоэтажная улица. То есть там, где все друг друга знают и где все безопасно комфортно и знакомо.

Еще одну тенденцию отметил Игорь Поповский, председатель правления Новосибирского Союза архитекторов России – создание сооружений, которые адаптируются к среде, окружающей застройке, отвечают экологическим требованиям, сами производят даже энергию для собственного жизнеобеспечения – создание так называемых постуглеродистых городов. Это города, которые уже не поглощают энергию, а, наоборот, самостоятельно ее вырабатывают и даже снабжают окружающие сельские районы. Каждое здание в таком городе само производит электричество, тепло. Это общемировая тенденция, особенное развитие получила в Великобритании, еще ряде западноевропейских стран. «Мы отстаем от этого процесса, только начинаем строить энергосберегающие здания. Это этап постиндустриального города, общества, но, увы, никак не завтрашний день. Европа прошла этот этап в 90-х годах прошлого века», – констатирует Игорь Поповский.

«До перестройки все архитектурные работы подстраивались под госбюджет: во главу угла ставилась не красота, а рациональное использование государственных средств. Это было неплохо, потому что в это время в строительстве существовал некий порядок, – говорит Борис Копылов, технический директор ОАО «ПИ «Новосибгражданпроект», – во времена перестройки с приходом частных инвесторов все изменилось, причем не в лучшую сторону: вседозволенность лишила градостроительство некой концептуальности». Сегодня, с точки зрения эксперта, современной тенденцией является, прежде всего, дисциплинарность, ужесточение строительных норм. Это не значит, что города станут менее красивыми, просто появится гармония, которую и предполагает архитектура, и о которой так опрометчиво забыли в последние годы, а среди проектировщиков и инженеров особенно востребованными станут люди, умеющие генерировать идеи и воплощать их в жизнь.

Архитектура – фактор капитализации проекта и инструмент воздействия на социум.

Архитектурная составляющая оказывает значительное влияние на капитализацию объектов. «Западных звездных архитекторов часто приглашают к участию в проектах именно для повышения капитализации объектов, – соглашается с этим мнением Игорь Поповский. – Коммерческие объекты становятся, таким образом, более притягательными. Но четко просчитать такие вещи трудно». Кроме того, зачастую новый объект изменяет облик территории, которая из деградированной превращается в привлекательную, в том числе и для инвесторов. Примером может служить Астрофизический центр на Ключ-Камышенском плато в Новосибирске. Много лет велись разговоры о необходимости развития этой территории. Еще в генплане 60-х годов ХХ века здесь предполагалось развернуть комплексное строительство. Однако происходит это только сейчас, и один из первых строящихся объектов – Астрофизический центр с башней Фуко – задает планку, повышает привлекательность территории в глазах жителей города. Здесь уже появляются инвесторы, которые еще несколько лет назад не рассматривали эту территорию в качестве возможной площадки для строительства. Соответственно, повышается и капитализация всего, что здесь строится и будет построено в будущем.

Существенно изменить восприятие объекта, увеличить его привлекательность можно и с помощью малых архитектурных форм. И более того, с помощью малых архитектурных форм можно улучшить восприятие объекта. «Но это должна быть очень тонкая работа, – считает Игорь Поповский. – Всякая малая архитектурная форма может служить не только украшению, но и традиции, созданию городской мифологии и т. д.». Малые архитектурные формы играют большую роль в архитектуре города. К сожалению, в Сибири они не так распространены, ведь среду обитания человека создают мелочи, и именно мелочи правят миром. «Возьмите, допустим, шкаф или стеллаж из интеркорпоративного магазина IKEA, – говорит Игорь Платонов, – и наполните его мелочами, индивидуальными для каждого человека, и – о чудо – убогая коробка превратится в индивидуальный арт-объект, обладающий своим характером и шармом, то же самое и с архитектурной средой городской застройки. Архитектура барокко, ренессанса, классики и ампира и особенно любимого мной модерна породила слой культурного золотого и серебряного наследия мировой культуры, а «ободранные» от архитектурных мелочей коробки из кирпича и стали ХХ века – то, что мы все с вами имеем в настоящее время».

Взаимное влияние общества, социума и архитектуры бесспорно, хотя зависимость между ними не является прямой, как это считалось в период главенства модернистских подходов, которые характерны для 60-х гг.

прошлого века. «Модернисты хотели с помощью архитектурной среды изменить социум, – поясняет Игорь Поповский, – но к 80-м годам этот миф лопнул, потому что даже самые шикарные с точки зрения модернистов объекты не только не изменяли социум, но и приводили к тому, что ситуация еще ухудшалась». В частности, знаменитый жилой комплекс Прют-Айгоу, созданный японским архитектором Минору Ямасаки в Сент-Луисе (США), был взорван только потому, что общественные пространства, в которых, как он предполагал, будет изменяться социальный быт афроамериканцев, привели к расцвету преступности. Еще Оноре де Бальзак писал, что архитектура – это выразительница нравов, архитектурная среда отражает социальные, правовые отношения, является зеркалом самого общества. Но это зеркало может воздействовать в некоторой степени и на само общество, возникает обратная связь. «Серость окружающего бытия порождает серость сознания, что, в свою очередь, порождает убогость мышления и упадок культуры, а, как известно из общемировой истории, упадок культуры влечет за собой гибель цивилизации», – говорит Игорь Платонов.

По мнению Игоря Поповского, в Новосибирске есть примеры положительного воздействия архитектуры на общество. «Так, появление часовни на Красном проспекте ментально изменило социум, – считает эксперт. – Если раньше свадьбы ездили к памятнику Ленину, то сейчас молодожены приезжают сюда. Кроме того, часовня стала элементом замыкания перспективы Красного проспекта. Возникли понятия «за часовней», «перед часовней», – говорит он.

Безусловно, наш город меняли и такие объекты как оперный театр – настоящий сталинский пантеон. Это памятник целой эпохи, находясь рядом с ним, люди всегда будут говорить о сталинском времени. Или, например, совершенно романтичный облик театра «Глобус», напоминающего бригантину, создает свежее впечатление. «Кстати, этот объект очень нравится иностранным архитекторам», – отмечает Игорь Поповский. Таким образом, в Новосибирске есть здания, создающие образ города, его особую среду. По словам Александра Лаптяйкина, главного архитектора ОАО «ПИ «Новосибгражданпроект», социализация личности происходит через архитектуру, например, через городские площади, центры, где происходят значимые события в жизни города. Также пространством социализации является улица, где происходит коммуникация, соприкасаются интересы людей. Функция архитектуры такова, что наряду с предоставлением приватного пространства, которое неприкосновенно, есть социально ориентированные пространства – это скверы, парки и т. д. Но, поскольку Новосибирск заселялся, строился очень быстро, городу просто не хватает общественных пространств и территорий. Сейчас эта ситуация меняется. На архитектурно-градостроительном Совете прозвучало предложение уже в следующем году разработать и начать реализовывать программу по развитию городских общественных пространств, каковыми являются скверы, бульвары, площади и т. д.

Иногда наш город называют серым и скучным, сравнивая его с Санкт-Петербургом, Барнаулом, Томском. Новосибирск не хуже или лучше. Он просто другой. И его, конечно, нельзя сравнивать с городами, которые имеют 300–400-летнюю историю. У нас другая ментальность, другой размер жизни. Новосибирск отличается колоссальным динамизмом, любой приезжающий из сибирских городов говорит, что здесь жизнь течет быстрее. «И, конечно, органично здесь будут смотреться авангардные здания, он должен быть опытным полигоном новейшей архитектуры.

И так и было в 30-х гг. прошлого века, когда здесь были построены объекты конструктивизма, которые попали в перечень 800 лучших объектов мира ХХ века. Наиболее удачными проектами с архитектурной точки зрения в Новосибирске эксперты называют театр оперы и балета, железнодорожный вокзал «Новосибирск-Главный». Одним из знаковых зданий, прославивших Новосибирск, считается 100-квартирный дом архитектора Крячкова на площади Свердлова, проект которого на Международной выставке искусств и техники в Париже 1937 года был удостоен диплома 1-й степени, золотой медали и Гран-при.

О таланте и мастерстве современных новосибирских архитекторов говорит тот факт, что два новосибирских архитектурных объекта – бизнес-центры «Кокон» на улице М. Горького и «Кобра» на проспекте Димитрова – вошли в шорт-лист всероссийского конкурса Best Building Awards – 2011. «Но в Новосибирске об этом не знают. Это то, чем мы можем гордиться. И продолжать строить уникальные, интересные, неожиданные объекты», – считает Игорь Поповский.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Важное