Закон о медиаторах

С 1 января 2011 года в действие вступает Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Споры между людьми, хозяйствующими субъектами – явление не только обыденное, но и закономерное. Их причина в вечном спутнике прогресса – конфликте интересов. Чем сложнее общественные отношения, тем больше споров. Чтобы они не переросли в «боевые действия», конфликты должны разрешаться и своевременно, и по справедливости.

Достоинства суда в его универсальном характере, отработанных многолетней практикой технологиях производства, обеспечиваемых всей мощью государства, давно сложившейся инфраструктуре (судьи, клерки, здания, помещения, средства связи, прокуратура, «бесплатная» адвокатура). Неплохо зарекомендовала себя и многоинстанционная система обжалования, вершину которой, транснациональный орган – Европейский суд по правам человека – крайне трудно упрекнуть в зависимости и предвзятости.

Однако мировая практика свидетельствует, что универсальность – не только достоинство, но и бич суда, так как при разрешении споров наиболее эффективен индивидуальный подход к разрешению проблемы, а работа судебного аппарата «заточена» преимущественно на рассмотрение некоего среднестатистического конфликта. Оригинальный же спор повергает судей в замешательство. Вынесение решения сначала надолго откладывается, поскольку желающих «мостить практику» немного. Все ждут появления «пробных дел», и лишь только после того как вынесенные «смельчаками» решения (прецеденты) «устоят», судебная машина постепенно включается на полную мощность. В реальной жизни на это уходят многие месяцы, а то и годы, несущие разорение спорщикам.

Очевидно также и то, что в подавляющем большинстве случаев для разрешения спора необходимости в эксплуатации «всей мощи государства» нет, а ведь работа его органа страшно дорогая! Пора россиянам привыкнуть к мысли о том, что суд – удовольствие не из дешевых. До тех пор, пока расходы на его содержание в равных долях распределяются между всеми налогоплательщиками (в основном, коллективными), бремя государственной пошлины и прочих судебных издержек относительно невелико. Однако это искусственное состояние – порождение прошлой эпохи – бесконечно длиться не может, расходы (и немалые) по умиротворению конфликтов рано или поздно лягут на тяжущиеся стороны.

Также нужно помнить, что эффективная работа независимого суда немыслима без подключения сторонами высококвалифицированных юристов, труд которых, как известно, ценится пропорционально их способностям.

Следует упомянуть и о чрезвычайной загруженности российской судебной системы, варианты ее экстенсивного развития давно исчерпаны. Где же выход из тупика? Авторы Закона о медиации, которых иначе как новаторами не назовешь, усмотрели этот выход в учреждении платного института посредников. Их цели очевидны: во-первых, необходимо снять с бюджета систему разрешения социальных конфликтов (как правило, малозначительных, а то и вовсе надуманных); во-вторых, пора лишить коррумпированные органы определенной доли финансовой подпитки; в-третьих, по возможности «гармонизировать социальные отношения, содействовать развитию партнерских отношений и формированию этики делового оборота (ч. 1 ст. 1)».

Хозяйствующие субъекты, умеющие считать деньги, уже сейчас в своих договорах указывают: споры между ними будут разрешаться не в арбитражном, а в конкретном третейском суде. Яркий пример работы одного из таких судов, избранного сторонами медиатора (группы медиаторов), – деятельность международного коммерческого арбитража.

Учреждение института медиаторов – официальное признание за участниками спора свободы выбора. Россияне часто жалуются на призрачность их прав и свобод, произвол чиновников, закон «О медиации» – непаханое поле для реализации частной инициативы.

Термины «медиатор» и «медиация» (посредник, посредничество), как и прочие иностранные словечки («менеджер» (приказчик), «офис» (приказная изба, контора), «полицейский» (городовой, милиционер), – это следствие безоглядной рецепции зарубежного опыта. Что касается института посредничества, то для России он далеко не нов. Более того, как некогда «черные маклеры», он реально существует в наши дни, и для «черных посредников» вполне рентабелен. Данное обстоятельство – прямое свидетельство наличия потребности общества в институте медиации. Принятие анализируемого закона в определенной степени позволит вывести подпольный посреднический бизнес из тени.

Следует также отметить, что институт медиации нашел широчайшее применение в целом ряде передовых государств, положительно воспринят нашими юристами, в России уже не первый год издается специальный журнал «Медиация».

Эффективность данного института базируется на вере сторон в профессионализм и порядочность медиаторов и, что самое главное, в осознании того, что «худой мир лучше доброй ссоры». Например, основа канадского корпуса медиаторов – люди, имеющее образование юристов или психологов, социологов и активно ищущие себя в профессии. Площадка для их работы – сервисные помещения судов, офисов различных юридических фирм. Как правило, предложение прибегнуть к услугам медиатора стороны получают именно от судьи или судебного клерка. Они же и назначают такового.

Благодаря медиатору участники процесса, во-первых, экономят время, так как суды «пустяковыми» исками перегружены и за океаном. Во-вторых, деньги, поскольку услуги медиатора подавляющему большинству спорщиков ничего не стоят (для медиатора посредничество – не заработок, а практика), нет нужды сторонам тратиться и на адвокатов, без посредничества которых государственные учреждения практически не работают, поскольку ни времени, ни желания на беседы с дилетантами у них нет. Да и бюджетные деньги канадцы любят экономить. Порой доходит до того, что в судах некоторых провинций вводят сокращенную до четырех, а то и трех дней рабочую неделю. Медиатор же готов к работе в любое время: «охота пуще неволи».

В соответствии с российским законом, медиатор – независимое физическое лицо, которому участники спора доверили разрешение возникшего между ними конфликта (п. 3 ст. 2 Закона). По желанию сторон медиаторов в процессе может быть несколько, ибо правило «одна голова – хорошо, а две – лучше» имеет универсальный характер. Медиаторы могут быть выбраны сторонами, рекомендованы им, а то и вовсе назначены в дело организацией, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации.

Выбор медиатора завершается составлением письменного документа – соглашения о проведении процедуры медиации (ст. 8 Закона). Оно должно содержать сведения о предмете спора; медиаторе; процедуре медиации; порядке расходов на медиацию; ее сроках.

Деятельность медиатора может осуществляться как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе.

Ценз для непрофессионального медиатора элементарен: возраст не менее 18-ти лет; полная дееспособность; отсутствие судимости (ч. 2 ст. 15 Закона); «табу» на рекламу (ч. 1 ст. 30.1 Закона о рекламе).

Требования к медиатору-профессионалу гораздо выше, ибо фактически это судья, арбитр, посвятивший свою жизнь разрешению конфликтов. Его возраст должен быть не менее 25-ти лет. Обязательны также высшее профессиональное образование и свидетельство об окончании курса обучения по программе подготовки медиаторов (ч. 1 ст. 16 Закона).

Впрочем, стороны вправе предъявить к медиатору и более высокие требования (ч. 7 ст. 16 Закона), перечень которых обычно напрямую связывается с характером и сложностью спора, подлежащего разрешению.

Медиация по спорам, переданным на рассмотрение суда (третейского суда) до ее начала, будет проводиться только медиаторами-профессионалами. Деятельность медиатора, подобно деятельности адвоката, не является предпринимательской. Лица, ее осуществляющие, вправе заниматься любым иным делом. В то же время медиаторами не могут быть лица, замещающие государственные должности как Российской Федерации, так и ее субъектов, гражданские и муниципальные служащие, если иное не предусмотрено законом. Медиатор не вправе: быть представителем какой-либо стороны; оказывать сторонам юридическую, консультационную или иную помощь; без согласия сторон делать публичные заявления по существу спора. Отводу подлежит медиатор, который прямо или косвенно заинтересован в результатах медиации, состоит в родственных отношениях с участником спора, представителями сторон.

Медиатор-профессионал может быть членом только одной саморегулируемой организации медиаторов. При приеме в члены такой ассоциации медиаторов-профессионалов к кандидатам в посредники могут быть предъявлены дополнительные требования, связанные с осуществлением конкретных видов будущей деятельности медиатора.

Закон о медиации вводит понятие «организация, осуществляющая деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации». Идеология Закона проста: без учреждения структур, которые объединяют медиаторов, контролируют их деятельность и отвечают за их профессионализм и порядочность, институт посредничества в России останется только на бумаге.

Организации, обеспечивающие проведение медиации, могут создаваться в форме ассоциаций (союзов). Цель их создания – координация посреднической деятельности как по ее разновидностям, так и территориально, разработка и унификация стандартов и правил профессиональной деятельности медиаторов, правил (регламентов), процедуры медиации. В свою очередь указанные организации будут членами более крупных саморегулируемых организаций медиаторов, которые опять-таки создаются в форме ассоциаций (союзов) или некоммерческих партнерств. Организация медиаторов приобретает соответствующий статус с момента внесения сведений о ней в государственный реестр саморегулируемых организаций медиаторов. Ведение такого реестра – функция федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством РФ.

Организация медиаторов – разновидность саморегулируемых организаций, образование и деятельность которых предусмотрены соответствующим федеральным законом. Регистрации союза медиаторов предшествует рутинная организационная работа, которая делится на две части: неформальную (объединение специалистов-единомышленников в единое работоспособное целое) и формальную (разработка и принятие устава, избрание органов саморегуляции). Законом установлены следующие базовые ограничения. Во-первых, в организации медиаторов должно быть не менее 100 физических лиц, осуществляющих деятельность медиаторов на профессиональной основе, и (или) не менее 20-ти организаций, готовых оказывать посреднические услуги. И медиаторы-профессионалы, и их организации должны соответствовать требованиям, предъявляемым к членству в организации медиаторов. Во-вторых, требуется установление реального контроля за качеством работы медиаторов в соответствии с принятым ими Кодексом профессиональной этики медиаторов. Члены органов управления посреднических организаций могут совмещать свои функции с деятельностью медиатора.

Процедура медиации должна завершаться письменным медиативным соглашением, в котором констатируется как полное согласие сторон, так и сохранение между ними конкретных разногласий. Подобное соглашение может явиться базой для мирового соглашения, утверждаемого судом, на основании которого, как известно, возможно и принудительное исполнение обязательств.

Кроме того, медиативное соглашение по гражданско-правовому спору, достигнутое без передачи спора на рассмотрение суда (третейского суда), есть не что иное, как гражданско-правовая сделка, направленная на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон. К сделке же применимы правила гражданского законодательства об отступном, о новации, о прощении долга, о зачете встречного однородного требования, о возмещении вреда. Защита прав, нарушенных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения медиативного соглашения, осуществляется способами, предусмотренными ГК РФ и ГПК РФ.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Важное

© 2017 www.vseon.com